Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

черенок

O que sera

Прекрасная песня прекрасного автора Chico Buarque. Босса-нова. Существует в двух версиях, длинной и короткой. О любви, естественно.

Длинную ой как поёт Роман Ланкин. Ланкин вообще монстр, если вы меня спросите.



А вот короткую я... ну даже не перевёл, перевод можно найти тут. А у меня - уж что Collapse )

Может, она меня уже отпустит теперь один раз эта песня...
черенок

Всё будет хорошо

человек, временно ушедший из жизни, стоит на краю разлома, смотрит в дыру
тихо поёт please, please me,
слышит дрожание воздуха, слышит дрожание рук,
ждёт, когда же его заберут.

за ним не приходят, становится холодно не по погоде,
час, два часа...
с этими ясно, тут как всегда - всё сам -
со дна разлома небо видится совсем по-другому
и никто не мешает пялиться в небеса.

он делает шаг и планирует к тёмным пескам пустыни
- ты не... ты не покинешь меня, ты же меня не покинешь? -
шепчет в спину ему земля,
звёзды становятся золотыми,
похожими на открытые рты,
или гавани, ждущие корабля.

он лежит на остром каменном крошеве, зная, что мёртв с головы до пят.
вокруг пустота, ночь утыкает свои маленькие рожки
ему в ладонь, и он рад, что есть хоть кто-то, с кем можно поговорить по-хорошему,

он лежит и ждёт, когда же его возвратят.
черенок

(no subject)

Когда я смирюсь с потерей и пойму что всё, полночь не позвонит,
Когда подобью все бабки, рассчитаю в ноль баланс и кредит,
Когда мне приснится, что сердце моё не болит,
Вот тогда, несмотря на мой внешне спокойный вид,
Беда обрушится, как вода, и я буду убит.

Я умру и подумаю: ерунда, и уйду, за собой не оставив следа,
Она, узнав, что я мертв, никогда-никогда мне этого не простит.
черенок

(no subject)

О чем говорить с женщиной, у которой задница так велика, что... Нет, ну серьёзно, как мне с ней говорить о любви, о том, что меня уже месяц гложет тоска, и что лови - не лови момент, это солнце не входит в мой ценовой сегмент.
Женщина, столь монументальная что может быть только другом, сидит, покачивая сапогом, и я говорю о другом. Мир блестит на носке её сапога, в углу механический сиплый орган - ему в жизни тоже приходится туго, он жуёт свой высохший чуин-гам уже по пятому кругу.
Женщина с задницей пьяно смотрит в меня и говорит: если эта девочка так тебе дорога, бери её в кредит. Отдай что-нибудь ценное за неё... юбка задирается, видно кружевное бельё, прямо по то самое.
Она говорит: я не смерть, мальчик, ты слишком много думаешь о смерти, я - прищуривается - в другом ценовом сегменте.
Я ещё недостаточно пьян, чтобы понимать её экзерсисы, она подвигается слишком близко, говорит: я не смерть, я любовь твоя, возьмёшь мне виски, у меня ни копья?
Беру ей двойного виски, она пьет половину, подвигает ко мне стакан - допивай! У неё молодая рука и глаза цвета синего молока.
Я подбрасываю стакан на ладони, кидаю ей: лови! У тебя глаза цвета моей любви. Смотри, ухмыляется, понял, и кривит рот, хотя куда уж тут больше кривить? Пишет номер поперёк моей ладони - можешь ей не звонить.
Чернила пляшут в моей крови, я сгибаюсь в поклоне, а когда выпрямляюсь - там уже некого благодарить.
черенок

Ленинград

Встала из мрака младая с перстами пурпурными Эос
Небо связало с водой острие золочёного шпиля
Клейстер мучной взяли летом и окна от бомб закрестили
Может быть можно поесть это варево пахнет бумагой
Хочешь тебе расскажу о блокаде великого града
Смерть не страшна страшен голод страшней ожидание смерти
Хуже всего одиночество серою северной ночью
Там где старушки из бывших стоят у промёрзшей купели
Город на ладожской нити висит новогодней игрушкой
Вылизан ветром до льда до людского последнего сердца
Саночки саночки выстоять не обязательно выжить
Мама тринадцатого мая в живых остаётся лишь Таня
черенок

На незаданную тему

Некоторое время назад девушка Полина прочла в институте прекрасное. И захотелось мне это своими словами и слегка по-другому, сохраняя те образы, что запомнились и понравились.

Полине

Его песок - горе, и прах, и пыль, и зола.

Крыша черна – в ней отражается ночь, крыша пружинит и изгибается под ногой. Дробинка звезды, ударившись о водосток, подпрыгивает, на мгновение замирает и падает в бездну улицы. Джинсы просолены до такой степени, что задубели; от соли чешутся ноги и неудобно сидеть. Плёнка в плейере порвалась и прокручивается впустую. Щёлк! Щёлк! Щёлк! – автостоп честно срабатывает, но кнопку заело. Два целых печенья и обломки третьего в кармане. Если я не ночь сейчас, то я – дракон. Collapse )
черенок

Работа над ашипками

Ну что же, друзья мои, давайте так. Предыдущий пост читали? Коммент оставили? Мол, длинно, перегруженно, сыро, недоработанно, лучше в прозе, до ума не доходит и прочее? Вас-то мне и надо!

Покажите, как. Что нужно исправить? На какой точке остановиться? Почему? Порежьте, поотмечайте красненьким. Мне полезно будет.

Можно тут в открытую, можно тут, я заскриню, можно по е-мылу (у кого нет адреса-свистите)... можно ещё как.

И эта... будьте честными, да? Витька выдержит. (:

А я под это дело расскажу историю. Да, первоначальная мысль была про приход смерти в город карнавалов. И убийстве кого-нибудь, хотя бы и собеседника. А потом подумалось - очеловечивание смерти. И смерть смерти с отпущением души на свободу. Но - редактору остановиться можно на любой точке мысли. Вот такое релическое...
черенок

(no subject)

Упал орех на жертвенное поле
И корнем врос, упрям и ядовит
И вышли с ним наружу горькой солью
Следы злословий и былых обид.
На брата брат восстал, отец на сына
И бьются, прославляя свой черед,
Никто не кажет царственную спину,
Никто пощады песнь не пропоет.
День скрылся, уступив дорогу ночи,
Кружится сеча, тяжело дыша
И в гневе праведном колотится, клокочет
Их общая свирепая душа.
Упал орех на жертвенное поле
Крылом взмахнули ветры, и в пыли
В парадном, кровью меченном уборе
На небо строем воины пошли.
Их тени не замечены живыми,
В их марше скрыта неземная спесь.
И новые отряды вслед за ними
Идут, восславив смерти страсть и честь.
Их дальний путь удел отныне многих
Не слышен шаг, и взгляд их невесом.
В клубок свивают жизней нити боги,
И крутится тугое колесо.