Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

черенок

Последнее

Пьяный Че Гевара сидит на корточках у кабака Rioja Noches
Держит между колен красную бейсболку: подайте ради Христа.
Он хочет сто граммов американского виски, тарелку гаспачо
Вонючую колумбийскую сигару - он много чего хочет,
Особенно в смысле граммов, чтоб было не меньше ста,
И ночь, такую же белую, как у гринго на побережье Санта-Клары,
Чтобы встретить её и сказать: спасибо. И услышать в ответ: пожалуйста.
Пьяный Че Гевара любит такие места.

К пьяному Че Геваре подходят камрады, говорят:
Коменданте, ты опять за своё?
Тащат из рук бейсболку, коменданте, отдайте, но он отвергает их и их питье,
Силится вспомнить как это было в Рио, но вспоминает только Марию,
Только прохладные руки её.

Для мировой революции, говорит Че, мы выбрали не те позиции,
Нам правильнее всего осознать...
Друзья переглядываются: что-то он стал в последнее время много тупить,
Не продался ли американцам?
Че смеётся и заливается в танце,
Соратники восхищённо смеются: такого легче убить, чем остановить!
Да здравствует революция!

Мальчик в горах сидит перед иконой Че,
Коменданте всё слышит, он бы помог, но чем?
Он же не бог, чтобы осчастливить всех,
При мысли о боге его опять разбирает смех:
Славно быть богом, раз - и вопрос решён,
Только вот с Троцким получилось нехорошо.

Бог подзывает сына: смотри, кто у них там типа тебя,
Какой-то весь... подзаборный
У бога в просторной гостиной голуби крылышками бяк-бяк-бяк
На свой голубиный манер,
Сын смотрит и говорит: ну что ты, прям, как ребёнок
Он пьян, и смешлив, и тонок - и достоин лучшей из вер.
Че смотрит на бога с иконы и говорит: что, съел, старый хер?
Нафига мне твоё бессмертье - Patria o muerte!
Бог делает вид, что увлечён музыкой высших сфер.

*******

Нет, ты почитай, сынок, что опять выдумывает этот -
Новое виденье, краски, законы игры,
А на самом деле мир его - плоский, как газета,
Выцветший, похожий на другие миры,
И что обиднее всего - он сам понимает это.

Мария подходит, обнимает Отца, кладёт подбородок ему на плечо,
Говорит: милый мальчик. А ты тут, боже, естественно, не при чём?
Бог что-то хмыкает, трётся щекою там же, в районе плеча:
Всё это слишком сложно...

Затемнение.

Гаснет свеча.
черенок

Беседа

Плотник сидит за столом с Марией и говорит:
Мария, у тебя такой разрез глаз...
Они молчат.
В этих паузах, как живые, проходят минуты.
Часы предсказывают третий час
Дня
Весеннего солнцеворота.

Мария, говорит Плотник, у тебя будет кто-то
Лучше меня.

Мария снимает кольца с трёх пальцев из десяти
Он берёт её руку и начинает вести
По светлым узорам стола.
Ты бы не стригла так коротко ногти, Мария -
И голос его сереет на воздухе, как зола.

Другою рукою она начинает класть стружку на стружку - палочку к завитку
Я многое видел, Мария, на своём веку
Мне виделся сын мой - ловитель и свинопас.
Как ты, один в один, за исключением глаз -
Глаза как будто мои, Мария.
Горка щепок хрупка и тяжела
Я знаю, Плотник, я сама его тебе родила.

Ладонь накрывает сухую мужскую, тяжкую от труда
Хочешь, я для тебя станцую, как в небе течёт вода?

Мария движется плавно, поддерживая руками живот,
Парадное блюдо падает самой громкой из нот
Она говорит виновато: ну вот,
Отодвигает от края стола другую посуду.

Глядя в сторону, Плотник шепчет: Мария,
Как нам избежать этого чуда?

Она целует его в запястье короткой руки:
Плотник, мы не хозяева нашей тоски.
Над ними в небе гроза подаёт неподвижный глас
Мария, у тебя такой разрез глаз...
черенок

Сын плотника

Ты кто? Отвечает: плотник,
Хороший плотник? Никто не жало...
Железное жало входит по шляпку, хлёстко и плотно.

Он выдыхает: разве тебе нас совсем не жалко?
Я знаю, что сделать с плотью,
Чтобы вам было почти не больно.
Я - плотник, человек вольный.
Гвоздь шелестит, словно сталь по шёлку.

Бронзой доспеха блестят конвоиры.
Ты умащаешь стопы миром?
Это Мария - голос становится одинок -
Она не любит немытых ног.

Выпавший гвоздь тупо звякает по камням.
Кто научил тебя ремеслу? Отец. И меня.
Он на миг обращается в слух,
Отец - выдыхает.
Сделай так, чтобы третий был не больней
Предыдущих двух.
черенок

Рыба скиталец

Разверзлось море, ил и темнота
Стекают с гладких стен. Воды, воды бы.
Занозистое дерево креста
Ласкает спину, медленная рыба,
Чуть шевеля распятием хвоста,
Вплотную подплывает: не устал?

Площадка под пятой холма пуста,
Лишь люди да изломанные глыбы
Ни матери, ни Божьего изгиба.

Ты шёл за этим? Здесь судьба твоя? -
Негромко трётся рыбья чешуя
О кожу пальцев, не оставив следа.
Последней чаши горькие края,
Последний хлеб последнего обеда,
Брат Пётр, косноязычен, груб и пьян
Стоит над миром - он ещё не предал.

Я, рыба, - щёку бьёт волной,
Не уплывай, побудь ещё со мной...

И рыба перед ним висит в молчаньи,
А он глядит на мир из-под воды,
И видит на волне свои следы
И мысленно соединяет длани
Вокруг второй родившейся звезды -
Он говорит: о, рыба, вот звезда!
Она тебе! - но рыба пропада...
Но рыба, заломившись, пропадает

С коротким вздохом рушится вода,
Он пальцы ног от волн приподнимает.
черенок

Плотник

Сколько лет любой деревянный брус
Проверяю на крепость, вес, некоторые - на вкус,
Говорю: как тебе нравится этот рисунок, Иисус?
Показываю на срез.
Он внимательно смотрит: Коль говорить всерьёз,
Красота древесины не слишком важна для нас.

Мальчик растёт - дай ему счастья и доброты,
Скоро он будет большой и умный, почти как ты.
Много путешествуем, ездим по всей Иудее
Меня беспокоит, что он совсем не взрослеет.

Парнишка послушный, хороший, не водит девчонок -
Он их лечит и отпускает.
У меня была уютная мастерская,
В каждом месте, откуда мы убегаем.

Вчера, наконец, застал его за чашей с вином,
Спросил, зачем? Он ответил: это для дела, а что там в чаше - мне всё равно,
И это, Господи, уже не смешно.
Если известен конец - не интересно уже ничего.
Хоть он не мой, но я беспокоюсь за него.

***

Я сплю рядом с Марией - всего через три стены,
Мне страшны её сны, её горе, но я смотрю -
Её руки на одеяле медленны и холодны,
Ощущение, будто меня через люк опустили в трюм
Я сквозь днище телом чувствую чёрное тело волны.

И, когда люк начинает уже закрываться
Я шепчу куда-то в районе сердца
Как мне бояться Того, Кого я люблю?
Как мне Его не бояться?

Вот я вишу перед Тобой на свету
И ниже ребра что-то острое тук-тук-тук.

Мария накидывает мне на плечи плащ -
Боится, что я замёрзну или простыну.
Всё забываю Тебе сказать, прости, но
Из-за Тебя у меня никогда не будет сына.
черенок

(no subject)

Здравствуйте, доктор, ваше лицо так действует
на меня.
В ваших ладонях череп и ваш нагретый
на солнце крест.
С вами я баш на баш, вы только не
допустите дня.
Помните, что вы сказали, выйдя со мною
из этих мест?

Каждый, промолвив слово, отныне и вечно
для вас пророк.
Рокот воды и мягкость древа яблока
не нова.
Съевшие Бога верят в то, что пища
и песня - Бог.
Ставшие Богом знают, Бог - лишь камешки
и трава.

Мне ли теперь по средствам себе иные
искать долги?
В детстве моё наследство не исчислялось
последним днём.
Доктор, мои наследники пляшут, не
разбирая зги.
Вот мой больничный лист, диагноз можно
писать на нём.

Каждый из нас, родившихся летом в мире -
наг и вшив.
Всё синяки да шрамы, сколь скулы мукою
не оттеняй.
Я полагал, у тебя, мой доктор, нет
никакой души.
Что же с того? Я не ошибся, но есть
душа у меня.
  • Current Music
    Рыба, вы понимаете, рыба?
черенок

Рецензио

На фильм Остров.

Кое-кто может и не ходить под кат, это нормально (:

Остров без надежды.

- И как тебе «Остров»?
- Путинская агитка!
- А почему путинская?
- Я рад, что по второй позиции вопросов не возникло…
(Из старого анекдота)

Collapse )
черенок

4кa-логия

Итак, передо мной первая книга поэта Веры Полозковой «Непоэмание». Я насчитал в названии десять смыслов – кто больше? Обложка радует двумя снимками: автора – на задней стороне и лирической героини, декольте и крестик, - на передней. Да и вообще книжка хорошая. Не зря издатель Александр Николаевич Житинский за Верочкой три года гонялся (чтобы сфотографировать?). Да и Вера не зря убегала – не убегала бы, книга бы вышла слабее, ибо стихи 2007-го выгодно отличаются от стихов 2004-го. Нет-нет-нет, плохого о более ранних текстах не скажу. Но видеть, как Верочка растёт, а слог её наливается силушкой богатырской – отдельное удовольствие.

Непоэмание – отзывчивый мир. Догадался о чем-то скрытом автором, ухватил идею за кончик хвоста, - а через пару страниц оно само выходит к тебе из леса, целиком, мол, правильно, мальчик. Например: «Самое страшное для Веры, страшнее смерти – стать такой же, как все». Две страницы спустя:

   Что меня беспокоит? На-ка вот:
   Я хочу, чтоб на Рождество
   Сделал Бог меня одинаковой,
   Чтоб не чувствовать ничего.
Collapse )
черенок

(no subject)

Говорили разговоры,
Будто не о чем молчать,
И мечтать о том, что будет,
Да остатки счастья штопать.
На лице твоём далёком -
Светлоглазая печаль
На лице твоём далёком.

Ничего плохого с нами,
Видно, просто вышел срок
Говорить о неизбежном
Продымлёнными ночами.
Задувает ветер пламя,
И ласкает костерок
Нас усталыми руками.

Доля Бога, доля чёрта,
Капли красного вина,
До конца не допивая,
Снова выплеснешь в костёр ты.
Кто там третий, кто четвёртый,
Чья обида, чья вина -
Всё золою полустёрто.

Навсегда урок усвоим -
Жизнь нелепа и странна,
Лишь иллюзия покоя
Эта старая палатка.
У надежды взятки гладки,
Вот и дарит нам она
Разноцветные заплатки